История Муниципального Образования

«Семенцы»

Так в просторечии именовался район, ограниченный Звенигородской улицей, Обводным каналом, Загородным и Обуховским (ныне – Московским) проспектами, где располагался Семеновский гвардейский полк.

Название «Семенцов» было связано с первыми десятилетиями жизни Петербурга. В 1723 г., после окончания Северной войны, Петр I перевел в новую столицу два своих гвардейских полка – Преображенский и Семеновский. Местом дислокации последнего стала обширная территория за Фонтанкой. «Слобода гвардии Семеновского полка заключает в себе деревянные дома в правильных квадратах, а улицы в них по большей части немощеные», – замечал в конце XVIII в. путешественник И. Георги в своем описании Петербурга.

В начале XIX в. для солдат построили постоянные казармы и военный городок со всеми необходимыми атрибутами – плацем, манежем, гауптвахтой, церковью и т. д. Напомним, полковой собор Введения во храм Пресвятой Богородицы, построенный архитектором К.А. Тоном, находился на Загородном проспекте, напротив нынешнего Витебского вокзала (храм уничтожили в начале 1930-х гг.). Рядом с военным городком расселялось гражданское население слободы Семеновского полка. Все вместе получило название «Семенцов».

Селились тут небогатые чиновники, отставные военные, мелкие купцы и мещане. В «ротах» Семеновского полка жили одно время друзья Пушкина – поэты Дельвиг и Баратынский, которые сообща снимали скромную квартиру в доме отставного придворного служителя.

В 1858 г. все улицы слободы, прежние полковые роты, получили названия по уездным городам Московской губернии. 5-я рота стала Рузовской улицей, 4-я рота – Можайской, и т. д. Есть знаменитая присказка о том, как запомнить названия и очередность улиц «Семенцов»: «Разве (Рузовская) можно (Можайская) верить (Верейская) пустым (Подольская) словам (Серпуховская) балерины (Бронницкая)». Впрочем, иные местные жители вместо «балерины» предпочитают более крепкое русское слово.

В 70 – 80-х гг. XIX в. почти все деревянные постройки слободы снесли, и район стал застраиваться многоэтажными доходными домами. На территории «Семенцов» разместилась и одна из старейших табачных фабрик Петербурга. В советское время она носила имя сначала Льва Троцкого, потом Клары Цеткин, а ныне это фабрика «Нево-табак». Дело было основано приехавшей в столицу из подмосковной Коломны купчихой Пелагеей Шапошниковой, продолжено ее сыном Александром, а потом его вдовой Екатериной Шапошниковой. В здании на Клинском проспекте в «Семенцах» фабрика работала с 1881 г.

Еще одной достопримечательностью «Семенцов» являлся ипподром, устроенный в 1880 г. на части Семеновского плаца. Ипподром стали называть Семеновским, или «ипподромом на Семеновском плацу». Здесь проходили зимние рысистые бега, а Николаевскую улицу (ныне – ул. Марата), которая вела к ипподрому, петербуржцы называли «любимым местом спортсменов». Здесь находилось большинство самых известных столичных конюшен, обслуживавших бега.

В начале 1890-х гг. рядом с ипподромом построили велотрек, где проводились турниры по легкой атлетике, велосипедному спорту, зимние соревнования конькобежцев. Интересен и тот факт, что именно здесь 12 сентября 1893 г. состоялся первый в истории нашей страны официальный футбольный матч.

Что же касается Семеновского ипподрома (в городе это места называли «Бега»), то он еще в 1930-х гг. оставался важным центром спортивной жизни советского Ленинграда. Здесь проводились крупные соревнования, а также занятия, показательные выступления и состязания конной милиции, кавалерийских частей и Второго Военно-спортивного клуба. В годы войны на ипподроме стояли зенитные орудия, сами постройки ипподрома превратились в руины. К концу 1950-х гг. их разобрали. Здесь построили Театр юных зрителей, а прилегающий сквер благоустроили.

…Несмотря на табачную и конноспортивную славу «Семенцов», в историю Петербурга этот район вошел с несколько иной репутацией. К концу XIX в. район превратился в гигантский притон, один из криминогенных центров Петербурга. Однако, в отличие от Сенной площади, здесь обитала «солидная» публика – воровские «авторитеты», рецидивисты, налетчики и «воры в законе».

«Семенцы» сегодня уже не те, что были, скажем, полтора десятка лет назад. Все-таки, как говорится, положение обязывает: рядом правительственная трасса – Московский проспект! Недаром в саду «Олимпия», который прежде имел не очень добрую славу, в июле 2008 г. торжественно открылась одна из фешенебельных гостиниц Петербурга – четырехзвездочный «Сокос Олимпик Гарден». Он стал первым отелем финской гостиничной сети Sokos, появившимся в Северной столице.

«Семенцы – приятный старый район, – говорилось в журнале „Афиша“ в апреле 2008 г. – Будто кусок Васильевского острова бросили на побережье мрачного Обводного канала. Улицы здесь широкие, несколько бульваров; кварталы котируются у риелторов, но никаких особенных магазинов и ресторанов здесь нет»…

Семёновский плац в конце XVIII и в XIX веке

На рубеже XVIII и XIX веков в этом районе расквартировывались Московский, Егерский и Семёновский полки. В результате казарменной застройки образовалась площадь в 26 гектаров, которая стала использоваться как плац. Границами этого плаца на севере и востоке с конца XVIII века были современные Загородный проспект и Звенигородская улица соответственно.

В XIX веке у Семёновского плаца появились новые границы — Обводный и Введенский каналы (Введенский канал соединял Фонтанку с Обводным; в конце 1960-х годов был засыпан, с 1980 года — улица Введенский канал).

В 1836—1837 годах от Семёновского плаца проложили первую в России пассажирскую железную дорогу из Петербурга в Царское Село и Павловск. Теперь с западной части плац ограничили железнодорожные пути.

С середины XIX века на Семёновском плацу стали проводиться публичные казни. Так, в 1849 году здесь была проведена инсценировка казни над участниками кружка Буташевича-Петрашевского (в последний момент было объявлено, что казнь заменена каторжными работами). Среди переживших это событие был Фёдор Михайлович Достоевский.

В 1862 году на плацу были размещены торговые палатки. Появились они здесь на временной основе, в палатках торговали купцы, чьи торговые места сгорели во время пожара в Апраксином дворе. После постройки Александровского рынка у Фонтанки торговцы перебрались в новые помещения.

3 апреля 1881 года на Семёновском плацу состоялась казнь народовольцев — организаторов убийства императора Александра II. Перед собравшейся публикой повесили ЖелябоваКибальчичаРысаковаМихайлова и Перовскую. С Михайловым был связан один из самых драматичных моментов казни. Согласно традиции, того, у кого при повешении не выдерживала верёвка, было принято помиловать. У Михайлова верёвка рвалась дважды, однако приговор всё равно в итоге привели в исполнение. Казнь народовольцев стала последней публичной казнью в Санкт-Петербурге (не считая публичной казни военных преступников на площади Калинина в 1946 году).

В 1880-е годы на Семёновском плацу по проекту Леонтия Бенуа был выстроен ипподром. Первые бега здесь провели зимой 1880—1881 годов. Вначале все ипподромные сооружения были временные, постепенно Бенуа придал ипподрому фундаментальный вид. Вокруг поля по проекту архитектора были возведены трибуны с шатровыми башнями. Бега здесь устраивались по воскресеньям. Причём именно бега, скачек на Семёновском ипподроме никогда не было. В 1893 году на ипподроме прошёл первый в Петербурге футбольный матч[1].

В 1890-х годах между ипподромом и железной дорогой стали устраивать праздничные народные гуляния. В 1898 году балаганы и карусели окончательно переехали из центра города на Семёновский плац.

Первая половина XX века

В начале XX века весь район Семёновского плаца оказался застроенным: в 19061916 годах на этой территории построены комплексы казарм, здесь разместились первый железнодорожный батальон (охранявший дорогу), автомобильная рота и военно-автомобильная школа. Кроме того, между Звенигородской улицей, 11 и Семеновским плацем появилась типография, где выпускались альбомы и книги, отмеченные высокими наградами на международных выставках.

Семёновский ипподром продолжал функционировать до Великой Отечественной войны. Он был разрушен во время блокады.

Послевоенное развитие площади

После Великой Отечественной войны на месте разрушенного ипподрома до начала 1950-х годов находился пустырь, а затем парк площадью в 11 гектаров.

В 1950-е годы через бывший плац до Подъездного переулка была продлена улица Марата. У места их пересечения были построены новые здания и начала оформляться благоустроенная площадь.

В 1955 году вблизи этой площади была открыта станция метро «Пушкинская».

В 1959 году здесь был открыт памятник А.С. Грибоедову работы скульптора В.В. Лишева.

В мае 1962 года, в день 40-летия Всесоюзной пионерской организации имени В. И. Ленина, в центре площади открылось новое здание Ленинградского театра юных зрителей (главный архитектор А. В. Жук; архитекторы Т. Короткова, И. Корнилов, Н. Фёдорова). Сюда театр переехал из здания бывшего Тенишевского училища на Моховой улице, которое он занимал с 1922 года. В сентябре того же года площади присвоили её нынешнее название — Пионерская площадь. С 1980 года театр носит имя своего основателя: теперь это Государственный Театр Юного Зрителя имени А. А. Брянцева.

Современность

В 2006 году была запланирована реконструкция площади. Проектом была предусмотрена замена всех бетонных плит площади и открытие фонтанного комплекса[2] (подобные проекты были осуществлены на Московской площади и площади Ленина). Но тогда финансирование выделено не было. В 2009 году рядом с площадью открылась станция метро «Звенигородская». В 2014 году по проекту ООО “Группа Алексея Шолохова “Балтсервисдизайн” архитекторов Алексея и Галины Шолоховых проведён капитальный ремонт сада на Пионерской площади, включающий реконструкцию пешеходных транзитов, замену мощения, малых архитектурных форм, детских площадок, посадку новых деревьев цветов и кустарников. Реконструированный сад торжественно открыт 9 сентября 2014 года губернатором Санкт-Петербурга Г. С. Полтавченко.[3] В 2015-м году запланирован ремонт пандусов ТЮЗа и мощение площади на участке, примыкающем к Театру юных зрителей .

На площади часто проходят митинги.

Примечания

    1.  Семёновский плац // Санкт-Петербург. Петроград. Ленинград : Энциклопедич. справ. / ред. кол.: Л. Н. Белова и др. — М.: Большая российская энциклопедия, 1992. — С. 570. — 80 000 экз. — ISBN 5-85270-037-1.
    2.  На Пионерской площади хотят создать фонтанный комплекс // Карповка.нет. — 13 июля 2006
    3.  Сквер у ТЮЗа в Петербурге открыли раньше срока

Литература

  • Горбачевич К. С.Хабло Е. П. Почему так названы? О происхождении названий улиц, площадей, островов, рек и мостов Ленинграда. — 3-е изд., испр. и доп. — Л.: Лениздат, 1985. — С. 292. — 511 с.
  • Санкт-Петербург. Энциклопедический справочник. — М.: «Большая Российская энциклопедия», 1992. — 688 с.
  • Городские имена сегодня и вчера: Петербургская топонимика / сост. С. В. Алексеева, А. Г. ВладимировичА. Д. Ерофеев и др. — 2-е изд., перераб. и доп. — СПб.: Лик, 1997. — С. 94. — 288 с. — (Три века Северной Пальмиры). — ISBN 5-86038-023-2.
  • Горбачевич К. С.Хабло Е. П. Почему так названы? О происхождении названий улиц, площадей, островов, рек и мостов Санкт-Петербурга. — СПб.: Норинт, 2002. — 353 с. — ISBN 5-7711-0019-6.

Помещение Семеновского полка в Петербурге до устройства слободы

Семеновский полк был переведен в Петербург в 1723 году. Семеновцев расквартировали в разных частях города по «обывательским» домам. Части полка стояли на Адмиралтейском острове, на Московской стороне за Фонтанкой, на Петербургской стороне и Васильевском острове. Полковой штаб помещался около Литейного двора. При сборе батальонов на Адмиралтейскую сторону, поднимались с квартир в полночь, и целая ночь проходила в переправе.

Передвижением части полка с места на место и отводом квартир заведовала Полицеймейстерская канцелярия города. Семеновцы по нескольку раз в месяц переходили с места на место, и из дома в дом. Квартиры отводились во всех домах без всякого исключения, иногда в полуразрушенных домах, без печей, в сараях без окон, а иногда почти без потолка. Постой солдат и офицеров ложился тяжелым бременем на плечи горожан.

При размещении рот по квартирам соблюдались правила. На двух холостых постояльцев отводился один покой, каждый женатый получал помещение вдвое больше. Чинам, имевшим свои дома, давались квартиры только в таких случаях, когда дома их были значительно удалены от расположения роты. Офицерам выдавались билеты на квартиры. С 1732 г. отвод квартир для офицеров был прекращен: они обязаны были или нанимать их, или строить собственные дома на отведенной казною земле.

Петр I предлагал разместить гвардейские полки на Московской стороне за Фонтанкой в целях защиты столицы с южного направления еще в 1719 году. Кроме этого имелись планы расселения Семеновского полка вместе с Преображенским вдоль Большой Невской першпективы (совр. Невского проспекта), существовала идея строить для Семеновского полка слободу – от Литейной улицы к концам города – там, где ныне Рождественская и Каретная части. Но эти планы так и не были проведены в жизнь.

Весною 1721 года Петр I приказал сломать обывательские дворы на Московской стороне и выстроить за Фонтанкой солдатские слободы, но гвардии не было выдано законного права на владение этими землями. Фортификационная канцелярия вымерила пространство от Аничкина и до Обухова моста, и представила план на Высочайшее рассмотрение. Все это место поступило во владение Семеновского полка.

В том же году приступили к разбивке улиц. Это делалось особо назначенными кондукторами при помощи наряжаемых от полка рабочих. Было разбито 51 продольная и 50 поперечных линий. В 1723 году всем чинам полка разрешили строить собственные дома на полковой земле за свой счет, с тем, что, если по каким-нибудь обстоятельствам они перейдут куда-нибудь из полка, то казна выплатить им стоимость, а выстроенный дом перейдет в собственность полка. Каждый, имевший сколько-нибудь средств, строился хорошо и прочно, заводился своим хозяйством, огородом, скотом и лошадьми и жил как домохозяин. Так полагали застроить все пространство и постепенно обратить эти строения в собственность полка. Строиться стали только через три года.

В 1726 году царевна Прасковья Иоанновна (дочь брата Петра I Иоанна и жена командира Семеновского полка И.И. Дмитриева-Мамонова) подарила семеновцам земельный участок с каменным дворцом на берегу Мойки, за Синим мостом. Постепенно к дому пристраивались разные хозяйственные строения, которые были названы полковым двором. В 1735 г. в полковой двор входили: бывший дворцовый дом (в нем помещалась полковая канцелярия и цальмейстерская контора), флигель (в нем находилась полковая счетная комиссия), изба для верстовых, слесарня, баня, трубная изба для пожарных инструментов, госпитальная изба, сарай для полкового цейхгауза, погреб, кузница. В 1736 г. пристроены еще три светлицы, для помещения больных и аптеки. Все эти постройки куплены и переделаны из старых обывательских домов на Мойке. В это время уже было известно о постройке слободы: об основательном ремонте этих зданий не заботились.

Полковой двор был отгорожен от реки деревянною решеткой, с двумя воротами. Посреди двора, напротив канцелярии, в 1735 г. был вырыт пруд, на всем пространстве между строениями сделана мостовая, и построен мост через Мойку, в том месте, где ныне находится Синий мост.

После перехода полка в слободу, нельзя был сразу уничтожить старый полковой двор. Он долго еще поддерживался, и в цейхгаузах хранились негодные предметы вооружения, строительные материалы и инструменты. Позже всех оставили обывательские квартиры музыканты, стоявшие еще более года в соседстве полкового двора на Мойке, где, по случаю не окончания штабных строений в слободе, оставалась и канцелярия. В конце 1742 г., когда все было перенесено в слободу, постройки старого полкового двора были проданы частным лицам.

Исполняя желание Петра I, Императрица Анна Иоанновна, указом от 12 (23) декабря 1739 года, пожаловала полку, для собственного устройства и постоянного помещения, место «позади Фонтанки за обывательскими дворами». Вдоль южного берега Фонтанки, служившей до середины XVIII века юго-восточной границей города, тянулась цепочка усадеб именитых и состоятельных граждан. Парадным «фасадом» они выходили прямо к реке. Сообщения по берегу тогда не было. Позади усадеб проходила Загородная дорога (с 1739 – Большая Загородная улица). Эта улица стала границей владений Семеновского полка, простиравшихся далеко на юг. В ту пору это была заболоченная лесистая местность. Владения полка, начинаясь от Фонтанки, занимали все место между Невским и Обуховским проспектами, и далее за город, через деревню Купчино, до Шушарских болот. Вне означенных пределов полку принадлежало еще место по Царскосельской першпективе (ныне Московский пр., 65), простирающееся до кладбища св. Митрофания.

После постройки слободы, все лежащие возле нее земли начали приносить полку значительную выгоды. Только пустопорожние и бесплодные загородные земли, покрытые болотами, не приносили пользы, за исключением мест около деревни Купчиной, на Черной речке, где косили сено.

Тем не менее, полк дорожил загородною землею. Когда без согласия полка стали проводить дорогу от Средней Рогатки в Славянку, то полковое начальство начало процесс, требуя платы за отошедшую под дорогу землю. За нее заплатили, но Межевая канцелярия потребовала от полка законных доказательств на право владения загородными землями. Полк сослался на указ 1739 г., но в нем ничего не было сказано об угодьях за городской чертой. Поэтому в 1765 г. положено было земли, принадлежавшие полку, размежевать и разграничить с обывателями. Большая часть загородных полковых земель отошла к деревнями Ямской и Купчиной и к городскому ведомству. С 1770 г. за полком вне города остались только рощи, окружавшие новый плац и часть примыкавшего к нему Волкова поля (полк просил оставить его часть для занятия людей стрельбою в цель).

В это же время полиция постепенно стала отбирать в свое ведение незастроенные места и в черте города. Они раздавались разным лицам за незначительную плату или даром. Т.о. полковые владения уменьшались. Дошло до того, что полку негде было брать песок для усыпки дворов, полк вынужден был просить разрешения полиции брать его по краям собственного плаца. После 1775 г., когда лес и рощи стали мешать расширению города, их срубили, для возведения на этих местах зданий. В 1782 г. из полковой территории был отчужден участок от Фонтанки до Загородного проспекта под первую в столице Городскую больницу с домом умалишенных. Перед вступлением на престол императора Павла I за полком осталось одно только загородное место – часть Волкова поля, где производилась проба орудий и стрельба в цель.

В 1739 году членом Комиссии о Санкт-Петербургском строении П.М. Еропкиным был составлен  проект военного городка Семеновского полка. Посредине квадратного в плане комплекса предполагалось устроить плац для учений и смотров, кварталы застроить по периметру каменными казармами. На северной стороне плаца (на «Харчевой площади» с торговыми рядами) планировалось возвести полковую церковь, которая бы завершила своей вертикалью незадолго до этого пробитую Среднюю першпективу (ныне Гороховую улицу).

Проект казарм не был осуществлен. Вместо них для полков решено было строить отдельные слободы, в которых солдаты могли бы жить вместе с семьями. Разработка планировки полковых слобод и строительные работы передали в ведение полковых командиров с последующим утверждением фельдмаршалом Б.-Х. Минихом.

Устройство слободы семеновцев по новому уточненному плану Комиссии о Санкт-Петербургском строении было проведено, в основном, в 1740 – 1741 годах. Переселение полка на новое место завершилось через два года.

Располагалась слобода между Загородной (совр. Загородным пр.) и Измайловской (совр. Малодетскосельский пр.) улицами, Ивановской (ныне Звенигородской) улицей и Царскосельской першпективой / Саарской дорогой (совр. Московским пр.). От Загородной улицы прорубили просеки, ставшие позже проездами, а затем улицами. Параллельно Ивановской улице располагались с небольшими промежутками тринадцать поперечных улиц-линий. Такая планировка соответствовала расквартированию полка по ротам. В его состав входили гренадерская и двенадцать мушкетерских рот, а также заротная команда (нестроевая рота), занимавшаяся хозяйственными работами. Нумерация линий совпадала с номерами полковых рот и возрастала в сторону Царскосельской першпективы. До нашего времени сохранилось шесть линий: 8-я (Рузовская ул.), 9-я (Можайская ул.), 10-я (Верейская ул.), 11-я (Подольская ул.), 12-я (Серпуховская ул.) и 13-я (Бронницкая ул.).

После 1790 года слово «рота» в названии улица стало заменяться словом «линия», а затем и совсем не употреблялось. Лишь в 1850-х они были переименованы в улицы и названы по городам Московской губернии.

Постройка Семеновской слободы

Работы начались 1 мая 1740 г. после совершения молебна в походной церкви. Пушечный выстрел, сделанный у Владимирской церкви, был каждый день сигналом начала и окончания работ.

В полку была составлена строительная комиссия. Майор Апраксин наблюдал за правильностью наряда рабочих и их прилежанием, капитан-поручик Полозов был производителем работ, поручик Кулебякин заготовлял инструменты и материалы для внутренней отделки домов и представлял образцы их г.г. полковым штабам на утверждение, подпоручик Жеребцов был помощником Полозова. Прибывшие в это время из деревень, вместо своих господ крестьяне, состояли наравне с солдатами в ведении начальников тех частей, к которым принадлежали их господа. К работам были привлечены не только солдаты, но и большинство офицеров полка.

С середины июня почти весь полк был на работах: копали канавы, уравнивали местность и устраивали пристани на Фонтанке. Полтора батальона были заняты у слободы и на пристанях Фонтанки, остальные команды ходили к Невскому монастырю и на Охту для пилки леса. Огромное число плотов покрывало Фонтанку и Неву. Одновременно с выгрузкой, очисткой и перевозкой леса, по соседству слободы были построены большие сараи. В них делали двери и рамы, занимались другой столярной работой. Там же были устроены временные амбары для склада железных вещей, заказанных на Сестрорецком оружейном заводе, и стекол, выписанных из Любека.

В первых числах июля 1740 г. приступили к закладке связей. Все постройки слободы были деревянными. Связи рубились из бревен, как обычные избы, покрывались гонтом (тонкими и недлинными деревянными пластинками). Возведение связей шло быстро: к середине августа они уже были подведены под крышу. В конце августа дома красили. Краска случайно была приобретена неимоверно дешево: Канцелярия конфискации уведомила полк, что в ее распоряжении находится до 3 500 пудов краски, конфискованной за недоимки.

Осенью выгрузка леса прекратилась, но плоты бревен все еще приходили из Ладоги и Новгорода. Фонтанка была совершенно загружена лесом, который от тесноты, при малейшей убыли воды, садился на дно. Лес, лежавший огромными грудами на берегах Фонтанки, зимою частично был перевезен в слободу.

По случаю холодов и увеличившегося количества больных, запрещено было употреблять солдат для тяжелых работ. Столярная работа продолжалась в крытых сараях. Дома внутри отделывались печниками и плотниками. Заготовлялись роспуски для перевозки зимою кирпича и досок.

На одежду и содержание людей во время работы обращали особенное внимание. В холодное время людей выводили в полушубках, в летнюю жару – в белых холстинных балахонах. Сверх того все рабочие ежедневно получали порцию пива.

В апреле 1741 г. вдоль Большой Загородной улицы были заложены офицерские дома. Они строились исключительно наемными плотниками. Дом состоял из восьми комнат, с четырьмя отдельными сенями. Передний фасад был обшит тесом, а задний имел во дворе длинную галерею и два подъезда. В дальнейшем под видом починок офицеры в своих домах переделывали окна в двери, делали, где вздумается и какие хотели балконы. Только перестройка слободы улучшила ее вид.

Свободные от службы нижние чины занимались только отделкой дворов своих рот: обсаживали их деревьями и огораживали, корме лицевого фаса, плетневым забором. Для заборов брали прутья за Екатерингофом, на берегу залива, куда посылали за этим барабанщиков и солдатских детей.

pastedGraphic.png

На «Плане Трускота» 1753 года, показаны типовые кварталы прямоугольной формы, застроенные полковыми светлицами в шахматном порядке. В действительности планировка была далека от идеальной правильности. Слобода была застроена неплотно и беспорядочно. Светлицы располагались в шахматном порядке, зачастую далеком от четкой регулярности. Своим видом слобода мало походила на уголок столицы, и, по словам полкового историка П.П. Карцова, «представляла нечто вроде малоопрятной деревни». Улицы ее не отличались благоустроенностью и были, в основном, немощеные. Жители весной и осенью вязли на улицах в грязи. Наружный вид слободы стал улучшаться только с 1766 года, когда разрослись деревья, посаженные на линии рот, вокруг полкового двора и церкви.

Перемещение полка с обывательских квартир в слободы началось в начале 1741 года не всем полком, а поротно, с младших рот, по мере того как связи были готовы. 30 августа 1741 года оконченные дома были освящены. В октябре весь полк, за исключением полкового штаба и заротной команды, был переведен в слободу. Не все дома еще были окончательно отделаны, достройка их продолжалась наемными рабочими до половины лета 1742 года. В 1743 г. квартирование полка в обывательских домах прекратилось совершенно.

На 1744 годы в слободе было построено 300 солдатских и офицерских светлиц. Рядом с солдатскими светлицами строились здания различных служб, сараи для помещения скота, амбары и конюшни, разбивались огороды. Капуста и всякого рода зелень выращивались на собственных огородах. Остальные строения: караульная, лекарские дома, полковая школа помещались в отделенных от рот солдатских связях, без всякой перемены во внутреннем их расположении.

Каждая мушкетерская рота получила 16, а гренадерская рота – 19 домов. В мушкетерской роте одна связь назначалась под ротный двор и называлась съезжею, два дома занимали офицеры, три отделялись для полкового штаба (в них размещались музыканты, заротная и госпитальная команды, пушкари, аудитор, лекари, полковой квартирмейстер, священно и церковнослужители). Иногда один или два штабных дома занимали лица общего управления гвардии. Чины рот и их семьи размещались в 9 или 10 домах (чины гренадерской роты – в 14). Связь разделялась на восемь покоев, в каждом из них жило два семейства или четыре холостых нижних чина.

В 1747 году на 8-й линии (ныне Рузовская ул.) открылась школа, где можно было приобрести познания в науках. В конце 7-й линии находились конюшни и извозчичья изба. Одна из крайних связей 12-й роты (совр. Серпуховская ул.) была назначена для лабораторных работ, здесь делали патроны и фитили (артиллерийские заряды). За слободой, около рощ располагались кузница и слесарня.

Новый полковой двор находился посредине слободы, у Семеновской улицы (на пересечении совр. Клинского пр. и Можайской ул.). Здесь размещались дом полковой канцелярии и счетной комиссии, три цейхгауза (склада), полковой госпиталь, баня, докторский дом. В глубине полкового двора оставалось незанятое место, которое могло использоваться как плац. Свободным был и обширный участок между 13-й линией (ныне Бронницкой ул.) и Царскосельской першпективой. Главный полковой плац-парад первоначально располагался на Царскосельской першпективе в отдалении от слободы (ныне Московский пр., 65).

В центре слободы располагалась полковая церковь, построенная в 1746 году и освященная во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы.

Отстроенная слобода долго представляла отдельную часть города, которая отделялась Фонтанкой от Адмиралтейского острова. С южной стороны к слободе вплотную подступали поля и рощи. Пустынность окрестностей доходила до того, что зимою 1745 года по ночам волки ходили по улицам и заедали скот во дворах.

Через три года окрестности слободы застроились собственными домами нижних чинов, после того как полк стал раздавать принадлежавшую ему землю за самую ничтожную плату. Первое время начальство полка хотело, чтобы чины полка строили собственные дома рядом со своими ротами. Для этой цели разрешено было не совсем еще отстроенные связи раздавать всем желающим нижним чинам из дворян (если кто из них окончит постройку за свой счет, то он мог один жить в достроенном доме или отдавать его в наем). Дома за свой счет достроенные оставались и наследникам строителя, если они служили в полку. Но желающих достраивать связи нашлось не много. Солдаты охотнее брали места на краю своих рот, и строили там дома по плану, который считали для себя удобным. В 1753 году таких домов уже числилось в слободе 48.

Частные лица стали охотно селиться возле слободы после 1750 года. По просьбе полка полиция объявила жителям, что за заведение харчевен, лавок и погребов на полковой земле взимается арендная плата только в том случае, когда они устраиваются в слободе, в окрестностях земля отдается промышленникам даром. Первой была построена харчевня Коновалова на Среднем проспекте, напротив бывшей там полковой церкви. С каждым из строивших трактир или лавку заключался контракт, в котором, кроме условия о плате за место, включалось: «что хозяин обязуется торговать только харчевыми припасами; ибо все служащее солдату во вред или к соблазну, строго запрещено».

В 1753 году полковой двор перевели к Большой Загородной улице, в квартал между 6-й и 7-й линиями. В 1764 году сюда же перенесли и полковую Введенскую церковь. Деревянная на каменном фундаменте постройка увенчивалась небольшим барабаном, а с запада к ней примыкала двухъярусная колокольня со шпилем. В центре этого пространства было здание полковой канцелярии. Сзади канцелярии, несколько ближе к Гороховой улице, был госпиталь. Между Гороховой улицей и госпиталем, на одной высоте с последним, но под прямым углом к нему находилась швальня (портняжная мастерская). Швальня представляла из себя длинный, светлый и теплый сарай, уставленный столами.

Перед домом полковой канцелярии, составляя как бы левый боковой фас полкового двора, стояли: кузница и слесарня, сараи, извозчичья изба и конюшни. Все эти строения находились на линии нынешней Гороховой улицы. Правый же фас составляли три по одному размеру выстроенные цейхгауза (склада), занимавшие линию нынешней улицы Введенского канала.

В 1757 году конюшня, извозчичья изба и кузница с полкового двора были переведены за слободу. Первые выстроены вновь на линии Обводного канала, за плац-парадом. Кузница и другие мастерские поставлена там, где ныне дом газового общества. На месте этих строений на полковом дворе построили каменный арсенал, для склада хранившихся в цейхгаузах вещей и оружия. Здание это имело также погреба для хранения пороха. В погребах же была устроена комната для арестованных рядовых, названная ими «съезжими апартаментами».

В 1762 году для хранения пороха, громоздких предметов и разных старых вещей построили несколько сараев за слободою, по направлению к Волкову полю.

Первоначальная слобода строилась слишком поспешно, и вскоре светлицы «по ветхости своей» стали нуждаться в замене. В 1764 году они были перестроены: дома разделены были на 4 покоя, тогда ставили в каждом 4 семейства или 8 холостых. Количество домов уменьшилось почти вдвое.

Реконструкция слободы совпала с крупными градостроительными преобразованиями. Они велись Комиссией о каменном строении С.-Петербурга и Москвы по проектам, разработанным в 1766-м и 1769 годах архитектором А.В. Квасовым. Деревянную слободу с частой сеткой линий-рот предполагалось заменить крупными кварталами каменных казарм. Адмиралтейская улица (бывшая Средняя першпектива) должна была завершаться прямоугольным полковым плацем. Предложения А.В. Квасова были реализованы лишь частично. Слобода осталась прежней. Большую Загородную улицу рядом со слободой расширили, использовав уступ, который делала трасса на углу Ивановской (ныне Звенигородской) улицы. По берегам Фонтанки устроили сквозные проезды (гранитная набережная появилась в 1780-1789 годах). Границы города отодвинулись к Обводному каналу. На месте старых усадеб вблизи слободы начали появляться общественные здания и жилые дома городского типа. У пересечения Фонтанки с Адмиралтейской (совр. Гороховой) улицей были созданы предмостные площади. Левобережную назвали Семеновской. Отрезок Адмиралтейской улицы от Фонтанки до полковой слободы выпрямили лишь в самом конце XVIII века. По его старой оси был ориентирован деревянный Семеновский мост, существовавший с 1738 года. Он был построен на средства полка, поэтому полку было разрешено собирать деньги со всех проходящих и проезжающих через мост. В 1744 году полковыми штабами была определена такса для этого сбора. Сбор поручался двум старослужащим солдатам. Пропуск через мост начинался летом с 3 часов утра, зимой – с 6, и продолжался до вечерней зари, после которой поставленные по краям шлагбаумы закрывались, и пуск прекращался. (С 1754 года мост перешел в ведомство Комиссии о строениях, и сбор с него в пользу полка прекратился.)

Полковой постройкой считалась также пристань на Фонтанке, построенная в 1744 году (там, где ныне здание Военно-медицинской академии). Она состояла из двух отдельных плотов: один предназначался для мытья белья, другой – для причала судов.

В царствование Павла I, а затем Александра I в армии вводились строгий надзор и жесткий регламент. Вместо прежних слобод возводились новые полковые комплексы, создававшиеся обычно по единому плану. Необходимость компактного расквартирования была вызвана также увеличением личного состава частей. Если в 1770 году в Семеновском полку служили 1 799 солдат и офицеров, кроме «сверхкомплектных», то в 1795 году общая численность достигла 3 446 человек. Вместе с тем обширность полковых слобод и интенсивный рост населения на окраинах столицы приводили к нехватке территорий для обычной жилой застройки. Кроме этого, слобода уже входила в городскую черту, и стала очевидной необходимость возведения каменных казарм, соответствующих застройке столицы.

Казармы Семеновского полка возводились по «образцовым» проектам, разработанным в 1790-е годы Ф.И. Волковым. В строительстве принимал участие Ф.И. Демерцов. Первоначально Ф.И. Волков предполагал разместить казармы вдоль Загородного проспекта. Длинный ряд корпусов должен был располагаться по всей длине старой полковой слободы – между 12-й ротой Семеновского полка (совр. Звенигородской улицей) и Царскосельским (совр. Московским) проспектом. Центром служила старая Введенская церковь, ее фланкировали два симметричных офицерских корпуса, по сторонам находились шеренги из шести одинаковых солдатских казарм каждая. Перед церковью намечалась трапециевидная площадь, вытянутая к Фонтанке.

pastedGraphic_1.png

По этому плану было выстроено под руководством Ф.И. Волкова шесть солдатских казарм от угла Звенигородской улицы и два офицерских корпуса по сторонам полковой церкви. Первые одноэтажные каменные казармы строились в течение 1798 года на личные средства шефа лейб-гвардии Семеновского полка, наследника-цесаревича великого князя Александра Павловича, горячо любившего своих семеновцев. Менее чем за год вдоль Загородной улицы выросли шесть однотипных корпусов для первого батальона полка. Однако поспешное строительство отрицательно сказалось на качестве домов: в них господствовала постоянная сырость, и жить было нельзя. Поэтому император Павел I повелел снести эти казармы и построить за два года новые, уже двухэтажные.

Вскоре проект был кардинально изменен при участии Ф.И. Демерцова, привлеченного к работе Ф.И. Волковым. Застройку воинского комплекса решили сформировать вокруг плац-парада, для которого отвели восточную половину полковой слободы. На генеральном плане, составленном в 1797 году Демерцовым, западный фланг из шести солдатских казарм с экзерциргаузом развернут под углом к проспекту вдоль совр. Рузовской ул. С противоположной стороны (по Звенигородской ул.) дополнительно размещены четыре солдатские казармы и фурштатский двор. По берегу Обводного канала предполагались хозяйственные постройки и экзерциргауз. План остальных построек на Загородном проспекте остался прежним, но главные здания – церковь и офицерские корпуса – оказались смещенными к правому углу комплекса, напротив них были запроектированы полковой госпиталь и два дополнительных офицерских корпуса.

В результате симметрия ансамбля была резко нарушена, однофасадная композиция сменилась П-образной в плане застройкой, обступавшей с трех сторон плац-парад. Центром военного городка согласно плану Демерцова стал огромный плац. По внутреннему периметру буквы «П» предполагалось вырыть каналы, отделяющие плац-парадное место от служб во дворах казарм. Западная половина бывшей полковой слободы (от правой стороны Рузовской до Бронницкой ул.) отводилась теперь под обывательскую застройку. Казарменный городок разместился там же, где еще в 1739 году П.М. Еропкин предлагал создать ансамбль зданий для двух полков. Этот обширный участок между теперешними Загородным проспектом и Обводным каналом, Звенигородской и Рузовской улицами вобрал в себя 1-7-ю линии прежних рот и большие отрезки продольных улиц.

Строительством казарм по Загородному проспекту руководил сам Ф.И. Волков, возведением казарм по Звенигородской – адъютант шефа полка полковник Путилов (по выходе Путилова в отставку на его место определен гардеробмейстер Геслер), а казарм по Рузовской, фурштатского двора и госпиталя – Ф.И. Демерцов.

Первым по проекту архитектора Ф.И. Демерцова в 1797-1799 годах напротив Введенской церкви, на некотором расстоянии от Загородного проспекта был возведен двухэтажный госпиталь (совр. адрес: Лазаретный пер., 2). Над зданием госпиталя в строгом классическом стиле возвышались барабан и купол. На фронтоне надпись: «Иждивением великого Князя Александра Павловича в знак признательности Императора Павла I-го» Верхний этаж служил госпиталем, нижний был приспособлен под хозяйственные надобности полка. С 1810 года госпиталем пользовались и другие гвардейские полки, особенно близко расположенные Егерский, Измайловский и Московский. В 1867 году госпиталь надстроили третьим этажом, сохранив шестиколонный дорический портик. В 1946-1951 госпиталь реконструирован по проекту арх. Б.Н. Журавлева и И.М. Чайко для размещения Военно-медицинского музея.

Замысел Ф.И. Демерцова не был полностью осуществлен, остались в проектах два офицерские корпуса по сторонам госпиталя, экзерциргауз и новая полковая церковь.

Для солдатских казарм Волков предложил типовой проект одноэтажного здания с мезонинами и портиками дорического ордера. Но, очевидно, они сразу сооружались двухэтажными, простые прямоугольные объемы с лаконичными фасадами имели по 15 световых осей на лицевых сторонах. Работами по строительству, продолжавшимися с 1801 по 1803 год, руководил Ф.И. Демерцов. Комплекс включал двенадцать солдатских и два офицерских корпуса, дом командира, фуражный двор и госпиталь. Вдоль Загородного проспекта было построено шесть солдатских корпусов (сохранилось пять), на Рузовской ул. – пять (д. 4, 6, 8, 10 и 12) и еще один – на Звенигородской ул., 3. Для каждой роты было построено собственное здание. Внутреннее устройство казарм было улучшено. Нижние и верхние этажи казарм были пронизаны по всей длине широким и вместительным коридором, который при плохой погоде служил роте для военных учений. По обе стороны коридора находились жилые помещения для 150 солдат роты, внизу – для женатых с женами, вверху – для неженатых. Потолки были покрыты масляной краской. В казармах царила чистота.

За казармами находились службы, поставленные параллельно корпусам или П-образно соединенные с ними. Площадь за казармами, занятая прежде деревянными бараками, была выровнена и служила парадной площадью для летних экзерциций полка.

Офицерские двухэтажные казармы, сооруженные по проекту Волкова, стояли по сторонам полковой церкви (Загородный пр., 50 и 54). Они были акцентированы портиками из шести пилястр ионического ордера.

Западнее находился деревянный командирский дом (Загородный пр., 56). Эти постройки существовали до конца 19 – начала 20 века.

pastedGraphic_2.png

Вид Загородной улицы от Введенского канала до Владимирской церкви.

Слева – госпиталь, справа – офицерский корпус и церковь Семеновского полка. Гравюра с рис. А. Сабата. 1810

Фронт застройки по Загородному проспекту был несколько отодвинут от красной линии, образуя эспланаду шириной около 55 м. Свободная площадь перед казармами ними была отделена от улицы широким рвом, окаймленным деревянным барьером, через ров были перекинуты деревянные мосты. С внутренней стороны рва площадь была обсажена деревьями.

Фурштатский двор был устроен Волковым и Демерцовым с юго-восточной стороны плаца (Звенигородская ул., 7 и 7Б). Он состоял из одноэтажных флигелей с двухэтажными павильонами, но от этого комплекса уцелели лишь отдельные фрагменты.

Т.о. казармы семеновцев выстроились с трех сторон плаца – фасадами к Загородному проспекту, Пятой и Седьмой линиям (ныне Рузовская и Звенигородская улицы). Полностью Семеновский полк разместился в новых казармах перед походом 1805 года.